Клуб собаководов Алматы, Казахстана и всего мира

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Клуб собаководов Алматы, Казахстана и всего мира » Новости » Кризис дело тонкое...


Кризис дело тонкое...

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Акционеры БТА Банка подали в суд на правительство Казахстана

Миноритарные акционеры казахстанского БТА Банка подали к правительству Казахстана два иска по 1,5 миллиарда долларов каждый. Об этом заявил председатель правления БТА Банка Анвар Сайденов, сообщает РИА Новости. В такую сумму миноритарии финансовой организации оценили убытки от вхождения в состав акционеров БТА Банка государственного фонда "Самрук-Казына".

БТА Банк был национализирован правительством Казахстана в начале февраля 2009 года. В результате владельцем 78,14 процента акций финансовой организации стал госфонд "Самрук-Казына". За свои ценные бумаги БТА Банк получил 2,3 миллиарда долларов. Сейчас руководство финансовой организации ведет переговоры со Сбербанком России об участии в капитале банка. Ранее Сбербанк заявил, что рассматривает возможность покупки 53 процентов акций БТА Банка.

24 апреля 2009 года БТА Банк приостановил выплаты по своим долговым обязательствам. Такое решение было принято после того, как несколько кредиторов финансовой организации потребовали досрочного погашения задолженности. Вскоре после этого международные рейтинговые агентства понизили кредитные рейтинги БТА Банка до дефолтного уровня. Общая задолженность банка оценивается в 12 миллиардов долларов, причем 4 миллиарда долларов финансовая организация должна будет выплатить до конца 2009 года.

http://lenta.ru/news/2009/04/30/sue/

0

2

Александр ПИКЕР, “АТФБанк”: экономический рост в Казахстане может возобновиться после достижения дна на рынке недвижимости и очистки балансов банков.

Алматы. 6 мая. КазТАГ – Игорь Киндоп. О перспективах выхода Казахстана из экономического кризиса и о планах UniCredit по развитию банковского бизнеса в стране рассказал в интервью КазТАГ председатель правления АО “АТФБанк”- Александр Пикер.

***

- Будет ли UniCredit продавать какие-либо свои сети в развивающихся странах? Планирует ли группа продавать бизнес в Казахстане?

- Никаких планов нет. Группа UniCredit инвестировала в Казахстан и Украину, чтобы там работать. Конечно, никто не предвидел, что цены так упадут, что будет большой кризис. Но, к счастью, финансовая ситуация в UniCredit хорошая, и они (банки, которые UniCredit приобрел - КазТАГ) держатся за эти инвестиции. 29 апреля прошло общее собрание акционеров UniCredit, и наш председатель правления господин Профумо еще раз повторил, что группа останется на тех рынках, куда были вложены инвестиции. Комментировать слухи всегда сложно. Вот банк RBS хочет уйти из Казахстана и других стран, но у них очень сложное финансовое положение. Государство должно очень сильно войти в банк, а это деньги шотландского налогоплательщика. Поэтому им резонно спросить: что этот банк делает за Уралом? Если RBS имеет здесь маленький нишевой банк, то UniCredit – большой, я бы даже сказал системообразующий банк в Казахстане.

- Как Вы можете прокомментировать слухи о том, что АТФБанк планирует продать банк “Сибирь”?

- Банк “Сибирь” - это наш банк в Омске, который мы приобрели три года назад. Спрашивается, зачем нашему дочернему банку работать в России, если у UniCredit там уже есть банк? Откуда лучше управлять этим банком - из Казахстана или из Москвы? На данный момент мы поддерживаем и интегрируем банк “Сибирь” в структуре АТФБанка и работаем с ним. Да и вообще, для группы UniCredit, которая имеет миллиарды евро активов, банк с активами в 150 миллионов долларов не играет никакой роли и не делает группу богатой. Поэтому этот вопрос будет решаться на уровне Казахстана.

Один из возможных вариантов - это слить его с российской структурой в будущем. Другой вариант – это, конечно, продажа этого банка. Мы еще не договорились с российскими коллегами. Они говорят: “Ребята послушайте, на данный момент нам не нужен этот банк, интеграция будет очень сложной. Но этот банк удобен для нас. Благодаря этому банку мы можем обслуживать казахстанских бизнесменов в Омске, но и Омск имеет определенный бизнес в Казахстане”. Россия такая большая страна, что можно сказать: оставьте нам Омск, мы вам в Москве не мешаем. Рано еще говорить, как это будет. Но так как это очень маленький банк, то это не делает никакой погоды”.

- Какие сегменты бизнеса наиболее доходны и наиболее перспективны в кризисное время?

- Я бы сказал - все. Конечно, это хорошо, что государство сегодня сильно помогает малому и среднему бизнесу. МСБ - это хорошо, но без корпоративного бизнеса не будет современного Казахстана. Потому мы и дальше занимаемся корпоративным бизнесом – и большими кредитами и большими проектами. Розница - тоже необходимый сегмент. У нас есть 150 отделений и филиалов по всей стране. Мы хотели бы быть универсальным банком – как для корпоративного клиента, так и для сотрудника корпоративного клиента. Мы считаем, что очень важно иметь с клиентом хорошие долгосрочные отношения. Не просто - выдал кредит и забыл, а полностью обслуживать этого клиента.

- UniCredit как транснациональная компания имеет доступ к очень дешевому финансированию. Возможно ли, чтобы ставки для заемщика были снижены?

- К сожалению, нет. Мы не будем устанавливать цены ниже рынка. Мы получаем финансирование от UniCredit сегодня, и это огромное преимущество. В связи с общим кризисом практически никто этих денег Казахстану не даст. Второй вопрос - это цена денег. Есть рынок CDS (credit default swap) для Казахстана, который составляет 700 пунктов или 7%. Это, конечно, дорого, и наш акционер даст нам деньги, но по рыночным условиям. Почем – это секрет (смеется), но деньги просто так мы не получаем. И та маржа, которую мы добавляем, почти не покрывает кредитный риск.

- А каков уровень кредитного риска в Казахстане?

- Кредитный риск в Казахстане очень высокий, потому что растет безработица и люди, которые раньше зарабатывали хорошо, теперь зарабатывают меньше или даже вообще потеряли свою работу. Даже государство снижает зарплату своим сотрудникам. Зарплаты, которые платили два года назад, когда я сюда приехал, уже не те. В нашем банке мы еще не снижали зарплату, но ежемесячные бонусы мы снизили. И сотрудники видят, что зарплата, которую они получали два года назад, – это не то, что сегодня. К сожалению, больше нет такого экономического роста, который был раньше. Государство еще планирует 1% рост ВВП, в банке мы планируем снижение ВВП на 2%, а Fitch прогнозирует падение на 5%. При общей рецессии в экономике автоматически растет кредитный риск, потому что многие предприятия уже не могут платить. Если два года назад на кредитном комитете большинство вопросов было связано с выдачей новых кредитов, то сегодня, к сожалению, большинство вопросов – это реструктуризация кредитов. А это означает, что банки должны большую часть прибыли принять на резервы и провизии.

- Moody`s в феврале выпускали доклад по Казахстану и относили все кредиты, выданные на рефинансирование как NPL (неработающие кредиты). Насколько этот подход справедлив?

- Я думаю, что это всего лишь общестатистический подход. В статистике можно делать такие вещи. А теперь представьте, что у меня есть клиент в гостиничном бизнесе. У него падает окупаемость, и поэтому клиент просит реструктурировать кредит и платить только проценты, а основной долг хочет начать платить со следующего года. То, что банк по этой причине должен создавать 100% провизий, – это несправедливо. Это не NPL, так как пока гостиница стоит, люди идут, и хотя посещаемость не такая высокая, как прежде, - бизнес работает.

Мне кажется, это было сделано потому, что рейтинговые агентства не очень доверяют цифрам, которые были представлены на конец года. Сами посудите, мы были единственным банком, который показал убытки в конце 2008 года. Мы показали убытки, потому что уже в то время создавали большие провизии, и именно поэтому получили дополнительный капитал – 18 млрд тенге. Посмотрите, прибыль “БТА банка” в прошлом году составила 105 миллионов долларов, и в феврале они создали провизии почти на два миллиарда. Что-то случилось в феврале? Вроде, ничего не произошло, кроме девальвации. Значит, ситуация и раньше была такой же. Кредиты эти были выданы в 2006-2007 годах. Это просто значит, что новый менеджмент просто смотрит на ситуацию по-другому.

- А рост провизий “АТФБанка” не является ли тем же самым? Наверное, при покупке банка качество его активов было не до конца или даже неправильно оценено?

- Уоррен Баффет как-то очень красиво сказал: “В экономике часто вид в зеркало заднего вида лучше, чем через лобовое стекло”. С сегодняшними знаниями, что будет финансовый кризис, что будет кризис недвижимости и так далее, конечно, надо было бы оценивать по-другому, но мы не знали этого. Мы не могли знать, что будет такой крах недвижимости в США и в Казахстане. Это, кстати, самая большая проблема в стране. Рынок недвижимости не показывает до сих пор признаков жизни. В основном, качество кредитов напрямую связано с недвижимостью. Именно недвижимость показала наибольшее падение. К сожалению, у клиентов нашего банка были некоторые спекулятивные сделки. Но ситуация еще хорошая, потому что мы обычно выдавали кредиты не только на спекуляции, но и предприятиям хоть с какими-то денежными потоками. С этих потоков они хотя бы проценты могут платить.

- Если переходить вообще к ситуации в банковской системе, то какова она на ваш взгляд? Насколько она серьезная или, наоборот, стандартная?

- Давайте сначала выясним, какая ситуация в банковском секторе в мире. Ситуацию в мире никто не мог предвидеть. Многие аналитики предрекали экономический кризис из-за краха доллара, из-за огромного внешнего долга США. Это было и является проблемой, но это не причина краха. Причиной краха было то, что банки в США выдавали людям такие кредиты, которые финансировали ипотеку более чем на 100%. А когда случился рост процентной ставки и произошел спад рынка, тогда люди уже не могли платить и начали продавать недвижимость. В конце концов, оказалось, что все риски оказались не на балансах банков-кредиторов, а на балансах других банков. Случился “кризис доверия” между всеми банками, и так крах распространился по всему миру. Этот финансовый кризис был непредсказуемым.

Сегодня непонятно, куда идет банковская система. Должен произойти процесс deleveraging – процесс глобальной очистки балансов банков. Случилось так, что объем банковских активов, оказался значительно больше, чем объем реальной экономики. Три года назад все считали, что это нормальная ситуация, а сегодня, что нет. Мне кажется, необходимо уменьшить объем банковских операций и, возможно, даже добиться того, чтобы объемы банковских активов, максимум, на 5-10% превосходили объем реальной экономики. Однако на данный момент активы банков многократно больше.

Deleveraging означает, что будет уменьшаться валютный баланс всех банков. Это будет длительным и сложным процессом, который придется провести и в Казахстане. На данный момент руководство Нацбанка и АФН спокойно заявляет, что БТА и Альянс выплатят свои внешние долги и договорятся с инвесторами. Если так произойдет, то больших проблем в банковской системе РК не будет, и я очень в этом заинтересован. Потому что проблемы никому не помогут

Некоторые называют банкиров банкстерами, от слов banker и gangster. Но сегодня никакой альтернативы банкам нет. Мы не можем вернуться к натуральному обмену и бартеру. Я ничего против этого не имею, но мир отошел от этих инструментов, наверное, три тысячи лет назад. Если кто-то хочет вернуться к этому, пожалуйста, но даже в древнем Египте были уже монеты.

Сегодня большой вопрос, к какой системе мы вернемся - к Бреттон-Вудской системе или к золотому стандарту. К этому относятся и предложения о введении мировой, региональной или азиатской валют. Это очень хорошее предложение, но насколько это реально сегодня?

Процесс deleveraging вернет банковскую систему в прошлое. Вопрос только в том, мы вернемся в семидесятые или же пятидесятые годы? В 70-х годах мир отошел от Бреттон-Вудского соглашения, благодаря чему экономика резко выросла. В 50-х же годах была только создана Бреттон-Вудская система.

Я думаю, что возврат в 70-е - это более реальный сценарий, то есть возврат в начало современной системы. Тогда мир сказал: ценность денег не в золоте, а в совокупности валового продукта страны. Все люди, которые работают в Казахстане, подтверждают ценность тенге. Вот такая идеология была во времена после Бреттон-Вудса. Или же мир вернется к “золотому стандарту”.

- А какая из этих систем лучше?

- Экономика - это социальная наука. В социальной науке нет точных законов, как в математике, например. Но и в математике нельзя сказать, что лучше, арифметика или геометрия. Лучшей является та система, благодаря которой можно достигнуть большего роста.

Некоторые говорят, что в Советском Союзе было лучше, и капитализм уже практически мертв. Появляются опять цитаты Маркса и предложения того, что надо делать. Теории Маркса великолепны, но это только теории, для исполнения которых необходимо появление “нового человека”, который вряд ли найдется сегодня, как и не был найден в течение последних ста лет. Капитализм - это не самая лучшая идеология из всех. Если хладнокровно посмотреть, то Маркс дал многим людям больше. Но я сторонник того, чтобы продолжать работать в старой системе и, при этом, лучше ее контролировать. Кризис произошел в Америке из-за того, что не было достаточного регулирования. Люди Клинтона начали дерегулировать банковский рынок. Сегодня мы понимаем, что это была большая ошибка.

- Как вы относитесь к последним предложениям регуляторов в части банковского надзора? Глава АФН Бахмутова заявила недавно, что надо подходить к норме максимального отношения кредитов к депозитам 1,5. Это фактически заморозит и отбросит банковскую систему назад?

- Сегодня это соотношение порядка 2,5. Я считаю, что это правильно, но надо смотреть на реалии. Это предложение – как раз таки deleveraging, и я уверен, что теоретически так и надо делать. Вопрос в том, как и когда, придти к такому показателю? Можно сказать, нам такое соотношение необходимо завтра. Но в таком случае мы больше не сможем выдать ни одного кредита. Столько депозитов в Казахстане просто нет. Deleveraging должен идти три-четыре года. Это правильная цель, но это надо было делать во время роста, когда рост ВВП был под десять процентов – в 2004-2006 годах. К сожалению, это не было сделано.

К примеру, человек недоволен своим весом. Легко сказать, что надо было меньше кушать. Но нельзя взять и перестать пить и есть. Надо тренироваться, работать, меньше кушать. Надо затратить, минимум, один год, чтобы сбросить 10-20 килограмм. Банковской системе необходимо сбросить такие лишние килограммы.

Елена Леонидовна должна говорить с точки зрения регулятора, и она не сказала, что этого мы должны достичь завтра. По-моему, лучше всего иметь трех-, пятилетний план, чтобы достичь соотношения кредитов и депозитов 150%. Резкие движения в этом направлении можно делать только тогда, когда в экономике все будет идти хорошо. Это не противоречит текущей политике, это просто другие приоритеты по времени.

А сегодня, как правильно говорил Кейнс, необходимо делать что-то с экономикой, чтобы предоставить больше возможностей. Государство должно помогать экономике и помогать тем, кто взял кредиты. Краткосрочно такая политика приведет к росту отношения кредитов к депозитам.

К этому относится и то, что господин Дунаев говорил о необходимости повышения коэффициента достаточности капитала для крупных банков. Я тоже могу сказать, что было бы хорошо не иметь фискального дефицита или отрицательного торгового баланса. Он тоже на сто процентов прав, но когда это делать? Это именно задача правительства – все эти задания, идеи, инициативы ставить по времени.

- А когда эти меры лучше всего принимать?

- Эти меры необходимо принимать сейчас. Сегодня было бы гораздо лучше, если бы мы год назад начали работать с программами, которые господин Келимбетов предлагает сейчас. Сегодня “Самрук-Казына” покупает квартиры по определенной цене, банкротит некоторые строительные компании и так далее. Это можно было бы делать год тому назад, тогда банкам сегодня было бы гораздо лучше. То, что делает правительство, - все правильно. На эти программы надо даже больше денег выделить.

- Как вы относитесь к утверждению, что “мы достигли дна”?

- Я соглашусь с Еленой Бахмутовой, которая не считает, что мы его достигли. Я думаю, что мы в мире еще дна не достигли. Следующий большой вопрос – попадут ли под банкротство Дженерал Моторс и Крайслер. Это будет большим толчком. А теперь еще и этот несчастный “свиной грипп”, который мешает и торговле, и туризму. Такие новости всегда не вовремя.

- Фондовые индексы, например, вроде как нащупали дно несколько месяцев назад. Это видно по индексам Казахстана и России.

- Согласен. Но в техническом анализе есть всегда вероятность того, что это просто колебания. Есть такая фигура, которая называется “bouncing cat”. Идея фигуры вот в чем. Если вы выбрасываете кота из окна, после того как он приземлится, он еще несколько раз подпрыгивает и только потом умирает (смеется). Это не я, такой вот садист, придумал, это термин технического анализа. Есть такая фигура, и, совершенно может быть, что мы просто на первом подъеме, и спад еще будет. Сложно назвать фундаментальную основу того, что фондовые индексы идут вверх.

- Как мировой кризис скажется на экономике Казахстана? Возможно ли, что тот кризис, который мы сейчас переживаем, испытала Япония в 80-90-х годах? И в будущем мы столкнемся с той же самой проблемой, когда банки на протяжении десяти лет отказывались признавать убытки?

- Это очень может быть. Вполне возможно, что эта ситуация точно такая же, как и в Японии. Япония платила за это тем, что десять лет практически не было роста и следующие десять лет тоже было мало положительного. И таким образом было потеряно двадцать лет развития. Кризис восьмидесятых годов в Японии был далеко не таким глубоким, как текущий кризис.

- Чего можно в будущем ожидать от экономики Казахстана?

- В Казахстане есть много перспектив. Я считаю, что аналитики неправильно оценивают Казахстан. Здесь все-таки есть нефть, газ, зерно, металлы и так далее. На этом уже можно жить. Еще больший потенциал есть у страны, если люди, действительно, хотят из этого что-то делать. В Казахстане этот потенциал есть, потому что есть образование, желание и возможности. Можно ориентироваться на Китай, на Европу, на Россию. Потенциал Казахстана в разных моделях и в разных видениях. Проект “30 корпоративных лидеров” - это именно то направление, в котором надо двигаться. Этот проект не окончен, и это надо было бы делать раньше, но хорошо, что программа есть.

Если посмотреть на другие страны, вроде Венгрии, то у них этого потенциала нет. Я думаю, что Казахстан выглядит гораздо лучше в этом кризисе. Что надо делать, делается. Во-первых, это очистка рынка недвижимости. Пусть все компании, которые уже год-полтора ничего не делают, банкротятся. Тогда мы достигнем дна в недвижимости, а его мы сегодня еще не достигли. И как только мы его достигнем, то начнется опять рост.

Во-вторых, это банки. Если БТА и Альянс успеют очистить свои балансы, тогда банковский рынок потихоньку стабилизируется и продолжит работу. Осталось цене на нефть еще немного подрасти…Но и пятьдесят долларов за баррель для Казахстана неплохо. Вот и все - ингредиенты для роста есть.

- А когда мы достигнем дна на рынке недвижимости? Сто тысяч долларов за квартиру это очень дорого. Есть ли какие-то ориентиры стоимости квадратного метра?

- Ориентиров нет и быть не может. Это исключительно вопрос рынка – есть ли спрос и сколько покупателей готовы платить, с одной стороны, и есть ли предложение и сколько продавцов готовы продать. В Германии цена недвижимости в Берлине меньше, чем в Мюнхене. Берлин - это хотя и столица, но цена там почти наполовину меньше.

- Не создается ли на ваш взгляд такой ситуации, когда казахстанская банковская система потеряет свой суверенитет, по примеру того, что произошло в Восточной Европе?

- Я слышу такие разговоры очень часто, но это только националистическая полемика. Какие деньги мы вывели из Казахстана? А какие деньги из Венгрии? Мы в Казахстане получили дополнительное фондирование от материнской компании, потому что другие международные банки даже нам не хотели давать денег. Вы думаете, у меня стоит задача вывести как можно больше денег из Казахстана? Я кровожадный вампир, который сидит здесь и вытаскивает все депозиты в Италию? К сожалению, или, к счастью, наоборот. Мы получили от материнской компании более полутора миллиардов долларов. Только что получили дополнительный капитал в 18 миллиардов тенге. Это, как видите, не совсем совпадает с мнением, что мы только вытаскиваем деньги. В Лондоне, например, 77% банков - это не английские банки. Это значит, что три четверти рынка в руках других международных банков. Лондону было из-за этого плохо? Нет.

Я думаю, что идея иметь очень сильный национальный институт ошибочна. Самая большая проблема в банковской системе Казахстана – это БТА банк. Руководство этого банка из Казахстана – это частный казахстанский банк. Что они делали? Кто выводил деньги на Каймановы острова? Это не мы и это не Kookmin bank. Потому что в этом нет смысла. Мы пришли в Казахстан, чтобы здесь зарабатывать деньги. Я работал в Польше, Сербии, России и никогда наша группа не выводила дивиденды обратно. Вся прибыль всегда оставалась в стране для докапитализации, для того, чтобы эффективнее и лучше работать в стране, чтобы быть все более и более крупным банком. В консолидированном балансе это все равно считается как UniCredit.

Я с самого начала сказал, что мы получаем деньги по рыночным условиям, а это значит, что материнской компании неплохо давать нам взаймы. Это, конечно, риск, но именно поэтому и цена хорошая. Смысла нет выводить деньги из Казахстана, из Венгрии, из других стран.

В общем, же посмотрите на UniCredit. Наши главные рынки - это Германия, Австрия и Италия. Штаб-квартира у нас в Милане, и поэтому мы, может быть, итальянский банк. Но кто наши акционеры? Есть четыре итальянских фонда, которые вместе имеют не более 20%, и международные инвесторы, в том числе и американские. Поэтому UniCredit - это не итальянский банк, а, скорее, американский, и вполне может так случиться, что и китайский банк.

Идея национальных банков очень опасна. Это начинается сейчас во всем мире. Читая книги про великую депрессию 1920-30-х годов прошлого века, становится понятно, что самая большая проблема депрессии заключалась в том, что каждое государство начинало думать только о себе, развивался национализм. В Германии этот национализм привел к Второй мировой войне. Поэтому я противник разговоров вроде того, что нужен большой национальный институт. История наглядно показала, что это не всегда помогает.

- Вы считаете, что чем больше иностранного капитала, тем лучше?

- Такого, что один вариант лучше, а другой - хуже, нет. Хорошо иметь определенную долю иностранного капитала, но должны быть и свои банки. Посмотрите, как было в Советском Союзе, в котором имелись свои банки. Звонит, например, в банк министр финансов и говорит: выделить этому комбинату столько-то денег. Разве это хорошо? Нет. Потому что лучше было бы закрыть этот комбинат и делать на его месте что-то другое. Конечно, для людей это плохо. А министру финансов очень легко сказать: выделить этому столько-то, а тому столько-то.

В принципе, если мы верим в капитализм, тогда деньги должны найти свой путь к прибыли. Регулировать, конечно, надо строго, чтобы не было таких эксцессов, как в Америке. И это другая сторона медали.

В экономике есть две крайности. Во-первых, это плановая экономика. То, что она не была успешной, видно по Советскому Союзу. А во-вторых, это излишняя свобода. Это когда, например, банкиры не выдают кредиты, а делают бумаги, деривативы, которые не имеют под собой никаких реальных оснований, а потом эти банкиры никакой ответственности за это не несут. Как говорили греческие философы, лучше всего в середине.

http://www.zonakz.net/articles/25201

0

3

кто как думает, на сколько долго он будет продолжаться и чем это грозит? если верить властям, то кризис ток в разгаре, хотя обещали через год,что пойдёт на спад, но что-то не особо верится. что всё так быстро наладится...

0

4

Я думаю, что пока не поднимут какую-нибудь отрасль кроме купи-продай, будем болтаться как фиалки в прорубе  :D вместе с ценой на природные ресурсы, так как за спекуляциями нет будущего. Я не представляю, как это можно сделать быстро - так как всякие прорывные проекты, нанотехнологии и прочая чушь, под которую воровали деньги из бюджета не сыграют никакой роли, они не способны занять сколько-нибудь значимую часть населения. А даже сельское хозяйство восстановить, не то что развить нужны годы. "Белые воротнички" научатся делать что-нибудь своими руками, кроме держания сотки, бумажника и мышки - сразу кризис кончится. Для начинающего свою трудовую карьеру большая удача угадать, какая область станет "модной" на следущие десять-двадцать лет, вместо компьютерно-банковской. Я вот по счастливой случайности попал на предыдущую волну.

0

5

Я читал интересную книжку, написанную где-то в 2001-3 годах, про так называемую "новую экономику". Это, конечно, не общепризнанный научный труд, но тем не менее.

Там говорилось, что в конце 20-века стала активно развиваться новая концепция, изначальным толчком к которой послужил компьютерный бум. Многие наверное слышали, про то, что такие компании, как google, yandex, лайфжорнал, еще какие-то виртуальные по сути производимого продукта компании обладают многомиллиардными активами, входят в первые строчки самых быстро развивающихся компаний в мире. И при всей масштабности, этих компаний - многие ли из нас что-либо купили у них или хотя бы представляют, что формирует прибыль?

В этом основное отличие, от традиционной экономики - где средства производства, складские запасы, в сочетании с фактическими годовыми продажами, формирующими оборот - довольно точно оценивали развитие бизнеса. Я не могу формулировать по памяти так же как в книжке, но суть в том, что многие компании начали оцениваться изходя из своей потенциальной доходности, не привязанной ни к средствам производства, ни к складским запасам и привлеченных активов. И на первых порах, пока шло бурное развитие отрасли, это даже оправдывало себя.
    Так привлечение инвестиций на развитие бизнеса, позволяло получить большую прибыль. В эту категорию попадали не только чисто компьютерные компании, основной товар которых реклама, информация, системы автоматизации и продвижение на рынки, но и фондовые рынки и весь финансовый сектор.

Сложилась ситуация, когда привлеченные средства инвесторов, автоматически увеличивали привлекательность компании для других инвесторов, так как привлеченные активы попадали в статью роста, и обещали увеличение прибыли соответственно капиталу. Но в отличии от чистой математики физическая доходность любой компании в любом случае упирается в способность потребителя. В течение какого-то времени, можно стимулировать рынок на потребление - различными приемами, но рано или поздно рост прибылей остановится вне зависимости от инвестиций в компанию.

В этот момент бизнес приобретает все черты пирамиды - первые инвесторы находятся в эйфории и не стремятся зафиксировать прибыль(вывести активы из компании), привлекаются все новые и новые инвесторы, те кто все же фиксирует прибыль, фактически забирают деньги других инвесторов, ожидающих рост прибыли в будущем. Напомню, что книжка была написана в начале 2000-х и уже тогда говорилось, что мы находимся в фазе активного вымывания средств из физических производств, в предприятия "новой экономики" так как в краткосрочной перспективе, ни одно реальное производство не способно принести таких диведентов. А без инвестиций, эти отрасли приходят в упадок и вынуждены пускать все силы только в направлении удешевления, но не улучшения качества. И так же вынуждены стимулировать рынки потребления - выпуская товары все меньшего срока службы, различные маркетинговые улучшения итд.

При сколько-нибудь массовой попытке инвесторов вывести средства на развитие из компаний новой экономики, они как любая пирамида рушатся и инвесторы фиксируют огромные потери. В итоге инвестор будет искать менее доходные, но более материальные области для инвестирования, но из-за того, что все время развития новой экономики средства вымывались из реальных производств, заводов, предприятий - не так много вариантов вложений со стабильной и быстрой прибылью.

Вообщем мне книжка понравилась - соответствует моему восприятию мира. И что важно, написано до, а не после. К тому же ипотечный бум, а затем и крах, хорошо вписался в эту модель, как стимулирование потребления и повод для попытки вывести средсва инвесторов. После чего началась переоценка ценностей лавинообразно.

Отредактировано crucifier (2009-05-13 14:33:12)

0

6

Показуха:

http://report.er.ru/news/text.shtml?8/6161,100068

0

7

Бегемотик написал(а):

Показуха:

Точно!

Вот может это к теме не относится,но новость дня для меня точно. Мою улицу 20-ю линию (кто был тот знает на что была похожа),полностью заасфальтировали,весь старый сняли положили новый-как скатерть,и Басенову то же и будут в переулках класть. Всех лежачих полицейских убрали.Просто сказка теперь. Много лет жили и не надеялись уже. А вот в кризис-дождались, так что что-то делают для рабочих мест и народа. Правда теперь мерсы стали тут летать... И детворы куча-кто на чём- ролики,самокаты,доски,велосипеды. Может и надо полицейских вернуть.Но ездить стало просто супер,даже не верится что у нас тут теперь такая дорога.

0

8

Если отремонтировали дорогу, значит скоро будут ремонтировать теплотрассу.
Народная примета :D

0

9

Помидорка написал(а):

Если отремонтировали дорогу, значит скоро будут ремонтировать теплотрассу.
Народная примета

Ой! Не надо! Дайте порадоваться!

0


Вы здесь » Клуб собаководов Алматы, Казахстана и всего мира » Новости » Кризис дело тонкое...


Создать форум © iboard.ws